GadGetPark — новости цифровых технологий

Как российские следователи накрывают наркоторговцев в Telegram и ICQ

Лечения половой дисфункции у мужчин

По данным официального сайта Федеральной службы исполнения наказаний, 1 января 2019 года в нашей стране насчитывалось 563 076 заключенных. Из них 129 419 (23%) — совершеннолетние, осужденные за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

Грубо говоря, каждый тысячный россиянин сейчас сидит в тюрьме за распространение.

В 2019 году в торговле запрещенными веществами активно используются IT-технологии: реклама в группах VK, переписка с клиентами в мессенджерах, прием заказов через боты в Telegram, оплата с помощью электронных платежных систем, онлайн-банков и криптовалют.

VPS на быстрых SSD

Давайте посмотрим, как правоохранительные органы расследуют подобные преступления. Для этого обратимся для этого к архивам судебной практики последних лет.

Важно: этот текст НЕ о том, какими техническими возможностями обладают эксперты МВД. Тайны следствия должны оставаться таковыми. Это подборка примеров из жизни, которые помогут наглядно увидеть, как именно российские следователи борются с продажей наркотиков через интернет.

Далее анализ фактов из открытых источников за последние несколько лет. Для каждой ситуации указана ссылка на документ с номером уголовного дела или дела об административном правонарушении.

Какие дела по мессенджерам и наркотикам вообще раскрываются в России?

На сайте судебныерешения.ру слово Telegram упоминается в 4849 документах, из которых 4707 содержат так же слово “наркотические”.

Большинство дел с упоминанием этого мессенджера очень похожи. Есть два основных варианта развития событий, которые как под копирку повторяются от города к городу:

1. Человек оплачивает покупку через бота в Telegram.
2. Человек едет за закладкой и успешно находит, но не употребляет на месте или оставляет часть на потом.
3. По пути домой его задерживает полиция (случайно или во время наружного наблюдения после доноса соседа).

Пример: Дело №1-379/2019 (12.07.2019, Саратов)

Или вот ещё вариани:

1. Человек устраивается кладменом и общается с дилером через Telegram.
2. Человек успешно делает закладки до тех пор, пока полиция не поймает его за работой (спустя n месяцев).

Пример: Дело №1-360/2019 (24.07.2019. Кемерово)

Почти в каждом таком деле с упоминанием Telegram есть формулировка «переписка с неустановленным лицом» или «переписка с неустановленным в ходе следствия лицом».

Получается, что следователи массово не занимаются деанонимизацией продавцов и операторов. Широко разрекламированная анонимность этого мессенджера ни при чём, людей просто привычнее и проще ловить на проколах «в реале».

Удивительно много дел о сбыте упоминают ICQ

Огромное количество современных наркоторговцев продолжают по старой привычке пользоваться «аськой». Сочетание “ICQ+наркотические” встречается в базе сайта судебныерешения.ру в 2786 документах, многие из которых датированы 2017-2019 годами (само дело могло быть возбуждено за 3-5 лет до момента вынесения приговора).

Даже в случае с ICQ личности собеседников не устанавливают в цифровом поле, предпочитая определять их уже «в полях».

В делах с упоминанием «аськи» повторяются такие же типичные ситуации, как и в делах с упоминанием Telegram: человека ловят на улице с наркотиками и в процессе следствия выясняется, что он приобрел их путем переписки с неустановленным лицом в ICQ (Jabber, Signal, Skype, агент Mail.ru и т.д.).

Во время работы над текстом пришлось просмотреть больше сотни дел, большинство из которых очень похожи между собой. И упоминаний о том, чтобы кого-то вычисляли путем обращения к администрации мессенджеров, не обнаружено. Возможно, ситуация изменится в ближайшие годы.

Примеры:
Дело №1-264/2018 (25.07.2018, Екатеринбург)
Дело №22-3219/2018 (13.06.2018, Самара)
Дело №1-11/2018 (08.05.2018, Уфа)

Как тогда следствие отличает продавцов от обычных покупателей?

Когда человека задерживают с запрещенными веществами, у него дома проводится обыск, а компьютеры, телефоны и планшеты изымают для проведения экспертизы.

В памяти устройств осуществляется поиск следов удаленных данных и файлов, содержащих слова, упоминание которых может свидетельствовать о причастности владельца к распространению наркотиков. Пример (см. картинку): «киви», «соль», «дурь», «клад», «чек» и т.д.

Особое внимание эксперты уделяют истории браузера и файлам с перепиской из мессенджеров, которую копируют в отдельные файлы. Все полученные данные записываются на оптические диски (в некоторых делах упоминается, что это именно CD-R).

В описаниях результатов экспертизы подчеркивается, что извлечь переписку из мессенджера Telegram экспертным путем не представляется возможным, но она изучается непосредственно на устройстве.

Ситуация, когда обвиняемые не предпринимают никаких действий для скрытия сообщений (даже банальных секретных чатов с автоматическим удалением) в случае попадания телефона в чужие руки — это норма жизни, которая повторяется от дела к делу.

Дело №1-29/2019 (18.03.2019, Уфа)

Обратите внимание, что на скриншотах экспертизы нет ни слова о шифровании. Удивительно, но большинство операторов и кладменов хранят данные в открытом виде и не заботятся о безопасности. Поделом.

Какие мессенджеры вообще упоминаются в делах о сбыте?

Варил парень у себя дома в селе в Ставропольском крае спайс и своими же руками делал закладки (покупатели опять же «неустановленные следствием лица» из аськи), а пароль от ICQ и Яндекс.Кошельках просто записывал в тетрадку. Плюс к этому ещё и пистолет хранил в ящике серванта, так как, видимо, не ожидал, что при наличии столь нестандартного увлечения к нему могут прийти с обыском.

Дело №1-29/2019 (24.05.2018, Георгиевск, Ставропольский край)

В описании каждой экспертизы есть список программ для общения, которые обнаруживаются на устройствах обвиняемых. Вот статистика поиска по делам, содержащим слова «наркотические вещества»:

▪ Telegram: 4707
▪ ICQ: 2786
▪ Skype: 890
▪ Jabber: 615
▪ Viber: 528
▪ Tor: 199
▪ Wickr: 102
▪ Signal: 34
▪ Confide: 0
▪ AxCrypt, VeraCrypt: 0.

Более того, в принципе слова «зашифрован/зашифрована/зашифрованы» в сочетании с «наркотические вещества» употребляются только в 184 судебных документах и чаще всего в контексте общения на форуме или в мессенджере.

Крайне редки случаи, когда правоохранительные органы не смогли сразу же получить доступ к компьютеру или телефону из-за парольной защиты.

Пример: Дело №1-9/2019 (19.03.2019, Городец, Нижегородская область)

А как тогда вычисляют финансовые транзакции?

Сочетание слов “qiwi+наркотические вещества” встречается в 12751 судебном документе. А сочетание “bitcoin+наркотические вещества” всего лишь в 286.

Так же часто используются кириллические варианты написания — “киви” (17456 документов связанных с наркотиками) и “биткоин” (853). Ничего удивительного, QIWI была и остаётся самой популярной платёжной системой среди российских нарушителей закона.

Следователи регулярно анализируют выписки со счетов из ЗАО «Киви Банк», смотрят на доходы обвиняемых и делают выводы об их регулярности. Тем не менее, поступления денег от покупателей упоминаются в судебных документах как «переводы от неустановленных лиц».

Возможно, ситуация изменится в ближайшие годы, когда QIWI введет обязательную идентификацию кошельков.

Пример: №22-1163/2019 (11.07.2019, Сургут, ХМАО)

Вместо заключения

После просмотра почти 150 материалов из дел связанных с наркотиками и технологиями, больше всего в глаза бросилась одна интересная закономерность: на каждого капитально забившего на безопасность продавца находится свой, скажем так, пока ещё не слишком подготовленный к современной жизни сотрудник правоохранительных органов.

Вот пара примеров двустороннего разгильдяйства:

▹ Продавец общается с клиентами в мессенджере ICQ, а в постановлении он назван как “социальная сеть ICQ”;

▹ Продавец отправляет координаты закладок в Evernote, а следователь пишет “Евернот”;

▹ Продавец хранит кучу важной информации в открытом виде в таблицах Excel, а в постановлении раз 10 встречается Exel. Такой вариант написания встречается в 249 документах (а “вибер” в 118).

И подобные мелкие промахи встречаются, на вскидку, чуть ли не в каждом втором судебном документе и сочетаются с жестким официальным языком полицейских протоколов (“приобретатели наркотиков”, “желаемого статуса в среде общения”).

? Хочешь больше? Подпишись на наш Telegramнаш Telegram.
… и не забывай читать наш Facebook и Twitter ?
FavoriteLoading В закладки
undefined

iPhones.ru

Интересные примеры из архивов российской судебной практики.

Источник

Поделиться ссылкой: